With BookDesigner program 33 глава

- Только не делайте шуму, Лебедев, ради бога не делайте шуму, - вполголоса и в сильном беспокойстве проговорил князь.

- О, нет-с, фактически только чтоб пристыдить и поглядеть, какую он физиономию сделает, - ибо почти все можно по физиономии заключить, уважаемый князь, и в особенности в таком человеке! Ах, князь! Хоть и велика моя With BookDesigner program 33 глава собственная неудача, но не могу даже и сейчас не пошевелить мозгами о нем и об исправлении его нравственности. Чрезвычайная просьба у меня к вам, уважаемый князь, даже признаюсь, потом фактически и пришел-с: с их домом вы уже знакомы и даже жили у них-с; то если б вы With BookDesigner program 33 глава, благодушнейший князь, отважились мне в этом содействовать, фактически только для 1-го генерала и для счастия его…

Лебедев даже руки сложил, вроде бы в мольбе.

- Что все-таки? Как содействовать? Будьте убеждены, что я очень желаю вас полностью осознать, Лебедев.

- Единственно в сей убежденности я к вам и явился With BookDesigner program 33 глава! Чрез Нину Александровну можно бы подействовать; следя и, так сказать, следя за его превосходительством повсевременно, в недрах собственного его семейства. Я к несчастию не знаком-с… к тому же здесь и Николай Ардалионович, обожающий вас, так сказать, всеми недрами собственной юной души, пожалуй, мог бы посодействовать…

- Н-нет… Нину Александровну в With BookDesigner program 33 глава это дело… Боже сохрани! Ну и Колю… Я, вобщем, вас еще, может быть, и не понимаю, Лебедев.

- Да здесь и осознавать совершенно нечего! - даже привскочил на стуле Лебедев: - одна, одна чувствительность и нежность - вот все лечущее средство для нашего хворого. Вы, князь, позволяете мне считать его за хворого?

- Это With BookDesigner program 33 глава даже указывает вашу деликатность и мозг.

- Объясню вам примером, для ясности взятым из практики. Видите какой это человек-с: здесь у него сейчас одна слабость к этой капитанше, к которой без средств ему являться нельзя, и у которой я сейчас хочет накрыть его, для его же счастия-с With BookDesigner program 33 глава; но, положим, что не одна капитанша, а соверши он даже истинное грех, ну, там, бесчестнейший проступок какой-либо (хотя он и полностью неспособен к тому), то тогда и, говорю я, одною благородною, так сказать, нежностью с ним до всего дойдешь, ибо чувствительнейший человек-с! Поверьте, что 5 дней не With BookDesigner program 33 глава выдержит, сам проговорится, зарыдает и во всем сознается, - и в особенности, если действовать ловко и великодушно, чрез домашний и ваш надзор за всеми, так сказать, чертами и стопами его… О, благодушнейший князь! - вскочил Лебедев, даже в каком-то вдохновении: - я ведь и не утверждаю, что он наверное… Я, так With BookDesigner program 33 глава сказать, всю кровь мою за него готов хоть на данный момент излить, хотя согласитесь, что невоздержание и дебоширство, и капитанша, и все это вкупе взятое, могут до всего довести.

- Таковой цели я, естественно, всегда готов содействовать, - произнес князь, вставая, - только признаюсь вам, Лебедев, я в беспокойстве страшном; скажите, ведь вы все With BookDesigner program 33 глава еще… одним словом, сами же вы гласите, что подозреваете государя Фердыщенка.

- Да кого же более? Кого же более, искреннейший князь? - снова умилительно сложил руки Лебедев, умиленно улыбаясь. Князь нахмурился и поднялся с места.

- Видите, Лукьян Тимофеич, здесь ужасное дело в ошибке. Этот Фердыщенко… я бы не вожделел With BookDesigner program 33 глава гласить про него дурного… но этот Фердыщенко… то-есть, кто знает, может быть, это и он!.. Я желаю сказать, что, может быть, он и по правде способнее к тому, чем… чем другой.

Лебедев навострил глаза и уши.

- Видите, - запутывался и все более и поболее нахмуривался князь, расхаживая взад и With BookDesigner program 33 глава вперед по комнате и стараясь не взглядывать на Лебедева, - мне дали знать… мне произнесли про государя Фердыщенка, что как будто он, не считая всего, таковой человек, при котором нужно воздерживаться и не гласить ничего… излишнего, - осознаете? Я к тому, что, может быть, и вправду он был способнее чем другой… чтоб With BookDesigner program 33 глава не ошибиться, - вот в чем главное, осознаете?

- А кто вам сказал это про государя Фердыщенка? - так и вскинулся Лебедев.

- Так, мне прошептали; я, вобщем, сам этому не верю… мне страшно обидно, что я принужден был это сказать, но уверяю вас, я сам этому не верю… это какой-либо вздор… Фу With BookDesigner program 33 глава, как я тупо сделал!

- Видите, князь, - весь даже затрясся Лебедев, - это принципиально, это очень принципиально сейчас, то-есть не насчет государя Фердыщенка, а насчет того, как к вам дошло это весть. (Говоря это, Лебедев бегал прямо за князем взад и вперед, стараясь ступать с ним в With BookDesigner program 33 глава ногу.) - Вот что, князь, и я сейчас сообщу: давеча генерал, когда мы с ним шли к этому Вилкину, после того, как уже он мне сказал о пожаре, и, кипя, очевидно, гневом, вдруг начал мне намекать то же самое про государя Фердыщенка, но так нескладно и неблагополучно, что я поневоле With BookDesigner program 33 глава сделал ему некие вопросы, и вследствие того удостоверился полностью, что все это весть единственно одно вдохновение его превосходительства… Фактически, так сказать, из 1-го добродушия. Ибо он и лжет единственно поэтому, что не может сдержать умиления. Сейчас изволите видеть-с: если он солгал, а я в этом уверен, то каким же образом и With BookDesigner program 33 глава вы могли об этом услышать? Поймите, князь, ведь это было в нем вдохновение минутки, - то кто же, стало быть, вам-то сказал? Это важно-с, это… это очень важно-с и… так сказать…

- Мне произнес это на данный момент Коля, а ему произнес давеча отец, которого он With BookDesigner program 33 глава повстречал в 6 часов, в седьмом, в сенях, когда вышел за кое-чем.

И князь сказал все в подробности.

- Ну вот-с, это что именуется след-с! - потирая руки, неслышно хохотал Лебедев: - так я и думал-с! Это означает, что его превосходительство нарочно прерывали собственный сон невинности, в шестом часу, чтобы With BookDesigner program 33 глава идти разбудить возлюбленного отпрыска и сказать о чрезвычайной угрозы соседства с государем Фердыщенком! Каковой же после того страшный человек государь Фердыщенко, и каково родительское беспокойство его превосходительства, хе-хе-хе!..

- Послушайте, Лебедев, - смутился князь совсем, - послушайте, действуйте тихо! Не делайте шуму! Я вас прошу, Лебедев, я вас умоляю With BookDesigner program 33 глава… В таком случае клянусь, я буду способствовать, но чтоб никто не знал; чтоб никто не знал!

- Будьте убеждены, благодушнейший, искреннейший и благороднейший князь, - воскликнул Лебедев в решительном вдохновении, - будьте убеждены, что все сие умрет в моем благороднейшем сердечко! Тихими стопами-с, вкупе! Тихими стопами-с, совместно! Я же всю даже With BookDesigner program 33 глава кровь мою… Сиятельнейший князь, я низок и душой и духом, но спросите всякого даже мерзавца, не только лишь низкого человека: с кем ему лучше дело иметь, с таким ли как он мерзавцем, либо с наиблагороднейшим человеком как вы, искреннейший князь? Он ответит, что с наиблагороднейшим человеком, и в том торжество With BookDesigner program 33 глава добродетели! Доскорого свидания, уважаемый князь! Тихими стопами… тихими стопами и… вместе-с.

X.

Князь сообразил в конце концов почему он холодел всякий раз, когда прикасался к этим трем письмам, и почему он отдалял минутку прочитать их до самого вечера. Когда он, еще давеча днем, забылся томным сном With BookDesigner program 33 глава на собственной кушетке, все еще не решаясь раскрыть который-нибудь из этих 3-х кувертов, ему снова приснился тяжкий сон, и снова приходила к нему та же "преступница". Она снова смотрела на него со сверкавшими слезами на длинноватых ресничках, снова звала его за собой, и снова он проснулся, как давеча, с мучением With BookDesigner program 33 глава припоминая ее лицо. Он желал было пойти к ней тотчас же, но не мог; в конце концов, практически в отчаянии, развернул письма и стал читать.

Эти письма тоже походили на сон. Время от времени снятся странноватые сны, неосуществимые и ненатуральные; пробудясь, вы припоминаете их ясно и With BookDesigner program 33 глава удивляетесь необычному факту: вы помните сначала, что разум не оставлял вас во все продолжение вашего сновидения; вспоминаете даже, что вы действовали очень хитро и разумно во все это длительное, длительное время, когда, вас окружали убийцы, когда они с вами лукавили, скрывали свое намерение, обращались с вами дружественно, тогда как у With BookDesigner program 33 глава их уже было наготове орудие, и они только ожидали какого-то знака; вы вспоминаете как хитро вы их в конце концов околпачили, спрятались от их; позже вы додумались, что они назубок знают весь ваш обман и не демонстрируют вам только вида, что знают, где вы спрятались; но вы схитрили и околпачили With BookDesigner program 33 глава их снова, все это вы припоминаете ясно. Но почему же в то же самое время разум ваш мог помириться с такими явными нелепостями и невозможностями, которыми, меж иным, был сплошь заполнен ваш сон? Один из ваших убийц в ваших очах обратился в даму, а из дамы With BookDesigner program 33 глава в малеханького, хитрецкого, противного лилипута, - и вы все это допустили тотчас же, как совершившийся факт, практически без мельчайшего недоумения, и конкретно в то самое время, когда с другой стороны ваш разум был в наисильнейшем напряжении, выказывал чрезвычайную силу, хитрость, гипотезу, логику? Почему тоже, пробудясь от сна и совсем уже войдя в With BookDesigner program 33 глава реальность, вы чувствуете практически всякий раз, а время от времени с необыкновенною силой воспоминания, что вы оставляете вкупе со сном что-то вам неразгаданное. Вы усмехаетесь нелепости вашего сна и чувствуете в то же время, что в сплетении этих нелепостей заключается какая-то идея, но идея уже действительная, нечто принадлежащее With BookDesigner program 33 глава к вашей истинной жизни, нечто имеющееся и всегда существовавшее в вашем сердечко; вам будто бы было сказано вашим сном что-то новое, пророческое, ожидаемое вами; воспоминание ваше очень, оно удовлетворенное либо мучительное, но в чем оно заключается и что было сказано вам - всего этого вы не сможете With BookDesigner program 33 глава ни осознать, ни припомнить.

Практически то же было и после этих писем. Но к тому же не развертывая их, князь ощутил, что самый уже факт существования и способности их похож на ужас. Как отважилась она ей писать, спрашивал он, бродя вечерком один (время от времени даже сам не With BookDesigner program 33 глава помня, где прогуливается). Как могла она об этом писать, и как могла такая сумасшедшая мечта зародиться в ее голове? Но мечта эта была уже осуществлена, и всего удивительнее для него было то, что пока он читал эти письма, он сам практически веровал в возможность и даже в оправдание этой With BookDesigner program 33 глава мечты. Да, естественно, это был сон, ужас и безумие; но здесь же заключалось и что-то такое, что было мучительно-действительное и страдальчески-справедливое, что оправдывало и сон, и ужас, и безумие. Несколько часов сряду он будто бы бредил тем, что прочел, припоминал поминутно отрывки, останавливался на их, вдумывался в их With BookDesigner program 33 глава. Время от времени ему даже хотелось сказать для себя, что он все это предчувствовал и предугадывал до этого; даже казалось ему, что будто бы он уже читал это все, когда-то давно-давно, и все, о чем он тосковал с того времени, все, чем он страдал и чего With BookDesigner program 33 глава страшился, - все это заключалось в этих издавна уже прочитанных им письмах.

"Когда вы развернете это письмо (так начиналось 1-ое послание), вы сначала взглянете на подпись. Подпись все вам произнесет и все разъяснит, так что мне нечего пред вами оправдываться и нечего вам объяснять. Будь я хоть сколько-либо вам With BookDesigner program 33 глава равна, вы бы могли еще обидеться такою грубостью; но кто я, и кто вы? Мы две такие противоположности, и я до того пред вами из ряду вон, что я уже никак не могу вас оскорбить, даже если бы и возжелала".

Дальше в другом месте она писала:

"Не считайте моих слов With BookDesigner program 33 глава нездоровым экстазом хворого разума, но вы для меня - совершенство! Я вас лицезрела, я вижу вас каждый денек. Ведь я не сужу вас; я не рассудком дошла до того, что вы совершенство; я просто уверовала. Но во мне есть и грех пред вами: я вас люблю. Совершенство нельзя ведь With BookDesigner program 33 глава обожать; на совершенство можно только глядеть как на совершенство, не так ли? А меж тем я в вас влюблена. Хоть любовь и равняет людей, но не волнуйтесь, я вас к для себя не приравнивала, даже в самой потаенной мысли моей. Я вам написала: "не волнуйтесь"; разве вы сможете волноваться With BookDesigner program 33 глава?.. Если б было можно, я бы целовала следы ваших ног. О, я не равняюсь с вами… Смотрите на подпись, быстрее смотрите на подпись!"

"Я но же замечаю (писала она в другом письме), что я вас с ним соединяю, и никогда не спросила еще, любите ли вы его? Он вас With BookDesigner program 33 глава полюбил, видя вас только в один прекрасный момент. Он о вас как о "свете" вспоминал; это его собственные слова, я их от него слышала. Но я и без слов сообразила, что вы для него свет. Я целый месяц около него прожила и здесь сообразила, что и вы его любите With BookDesigner program 33 глава; вы и он для меня одно".

"Что это (пишет она еще)? вчера я прошла мимо вас, и вы будто бы побагровели? Не может быть, это мне так показалось. Если вас привести даже в самый грязный вертеп и показать вам оголенный порок, то вы не должны багроветь; вы никак не сможете With BookDesigner program 33 глава негодовать из-за обиды. Вы сможете непереносить всех подлых и низких, но не за себя, а за других, за тех, кого они оскорбляют. Вас же никому нельзя оскорбить. Понимаете, мне кажется, вы даже должны обожать меня. Для меня вы то же, что и для него: светлый дух With BookDesigner program 33 глава; ангел не может непереносить, не может и не обожать. Можно ли обожать всех, всех людей, всех собственных ближних, - я нередко задавала для себя этот вопрос? Естественно: нет, и даже противоестественно. В отвлеченной любви к населению земли любишь практически всегда 1-го себя. Но это нам нереально, а вы другое дело: как могли бы With BookDesigner program 33 глава вы не обожать хоть кого-нибудь, когда вы ни с кем себя не сможете ассоциировать, и когда вы выше всякой обиды, выше всякого личного негодования? Вы одни сможете обожать без эгоизма, вы одни сможете обожать не себе самой, а для того, кого вы любите. О, как горько было With BookDesigner program 33 глава бы мне выяснить, что вы чувствуете из-за меня стыд либо гнев! Здесь ваша смерть: вы разом сравняетесь со мной…

"Вчера я, встретив вас, пришла домой и придумала одну картину. Христа пишут живописцы все по евангельским сказаниям; я бы написала по другому: я бы изобразила его 1-го, - оставляли же With BookDesigner program 33 глава его время от времени ученики 1-го. Я оставила бы с ним только 1-го малеханького малыша. Ребенок играл около него; может быть, говорил ему чего-нибудть на собственном детском языке, Христос его слушал, но сейчас задумался; рука его невольно, беспамятно осталась на светлой головке малыша. Он глядит вдаль, в With BookDesigner program 33 глава горизонт; идея величавая, как весь мир, лежит в его взоре; лицо печальное. Ребенок умолк, облокотился на его колена, и подперши ручкой щеку, поднял головку и вдумчиво, как малыши время от времени думают, внимательно на него глядит. Солнце входит… Вот моя картина! Вы невинны, и в вашей невинности все совершенство With BookDesigner program 33 глава ваше. О, помните только это! Что вам за дело до моей страсти к вам? Вы сейчас уже моя, я буду всю жизнь около вас… Я скоро умру".

В конце концов, в самом последнем письме было:

"Ради бога, не думайте обо мне ничего; не думайте тоже, что я унижаю With BookDesigner program 33 глава себя тем, что так пишу вам, либо что я принадлежу к таким созданиям, которым удовольствие себя унижать, хотя бы даже и из гордости. Нет, у меня свои утешения; но мне тяжело вам объяснить это. Мне тяжело было бы даже и для себя сказать это ясно, хоть я и мучаюсь этим. Но я With BookDesigner program 33 глава знаю, что не могу себя унизить даже и из припадка гордости. А к самоунижению от чистоты сердца я не способна. А стало быть, я совсем и не унижаю себя.

"Почему я вас желаю соединить: вам, либо себе? Себе, очевидно, здесь все разрешения мои, я так произнесла With BookDesigner program 33 глава для себя издавна… Я слышала, что ваша сестра Аделаида произнесла тогда про мой портрет, что с такою красотой можно мир перевернуть. Но я отказалась от мира; вам забавно это слышать от меня, встречая меня в кружевах и бриллиантах, с запивохами и негодяями? Не смотрите на это, я уже практически не существую With BookDesigner program 33 глава, и знаю это; бог знает, что заместо меня живет во мне. Я читаю это каждый денек в 2-ух страшных очах, которые повсевременно на меня глядят, даже тогда и, когда их нет предо мной. Эти глаза сейчас молчат (все они молчат), но я знаю их тайну. У него дом With BookDesigner program 33 глава сумрачный, кислый, и в нем потаенна. Я уверена, что у него в ящике спрятана бритва, обмотанная шелком, как и у того, столичного убийцы; тот тоже жил с мамой в одном доме и тоже перевязал бритву шелком, чтоб перерезать одно гортань. Всегда, когда я была у их в доме, мне все казалось With BookDesigner program 33 глава, что где-нибудь, под половицей, еще папой его, может быть, спрятан мертвый и накрыт клеенкой, как и тот столичный, и также обставлен кругом стклянками со ждановскою жидкостью, я даже показала бы вам угол. Он все молчит; но ведь я знаю, что он до того меня любит, что уже не With BookDesigner program 33 глава мог не возненавидеть меня. Ваша свадьба и моя свадьба - вкупе: так мы с ним назначили. У меня загадок от него нет. Я бы его уничтожила со ужасу… Но он меня уничтожит до этого… он засмеялся на данный момент и гласит, что я брежу; он знает, что я к With BookDesigner program 33 глава вам пишу".

И много, много было того же бреду в этих письмах. Одно из их, 2-ое, было на 2-ух почтовых листах, мелко исписанных, огромного формата.

Князь вышел, в конце концов, из темного парка, в каком длительно скитался, как и вчера. Светлая, прозрачная ночь показалась ему еще светлее обычного; "неуж With BookDesigner program 33 глава-то еще так рано?" пошевелил мозгами он. (Часы он запамятовал захватить.) Кое-где как будто послышалась ему отдаленная музыка; "в воксале должно быть", помыслил он снова; - "естественно, они не пошли туда сейчас". Сообразив это, он увидал, что стоит у самой их дачи; он так и знал, что был должен With BookDesigner program 33 глава обязательно очутиться, в конце концов, тут и, замирая сердечком, ступил на террасу. Никто его не повстречал, терраса была пуста. Он подождал и отворил дверь в залу. "Эта дверь никогда у их не затворялась", мелькнуло в нем, да и зала была пуста; в ней было совершенно практически мрачно. Он стал With BookDesigner program 33 глава посреди комнаты в недоумении. Вдруг отворилась дверь, и вошла Александра Ивановна со свечой в руках. Лицезрев князя, она опешила и тормознула пред ним, вроде бы спрашивая. Разумеется, она проходила только чрез комнату, из одной двери в другую, совершенно не думая застать кого-нибудь.

- Как вы тут очутились? - проговорила она, в With BookDesigner program 33 глава конце концов.

- Я… зашел…

- Maman не совершенно не больна, Аглая тоже. Аделаида ложится спать, я тоже иду. Мы сейчас весь вечер дома одни просидели. Папаша и князь в Петербурге.

- Я пришел… я пришел к вам… сейчас…

- Вы понимаете, который час?

- Н-нет…

- Половина первого. Мы всегда в With BookDesigner program 33 глава час ложимся.

- Ах, я задумывался, что… половина десятого.

- Ничего! - засмеялась она. - А для чего вы давеча не пришли? Вас, может быть, и ожидали.

- Я… задумывался… - лопотал он уходя.

- До свиданья! Завтра всех насмешу.

Он пошел по дороге, огибающей парк, к собственной даче. Сердечко его стучало, мысли путались, и все кругом него With BookDesigner program 33 глава вроде бы походило на сон. И вдруг, так же как и давеча, когда он оба раза пробудился на одном и том же видении, то же видение снова стало ему. Та же дама вышла из парка и стала пред ним, точно ожидала его здесь. Он вздрогнул и тормознул; она With BookDesigner program 33 глава схватила его руку и прочно сжала ее. "Нет, это не видение!"

И вот, в конце концов, она стояла пред ним лицом к лицу, впервой после их разлуки; она что-то гласила ему, но он молчком смотрел на нее; сердечко его переполнилось и заныло от боли. О, никогда позже не With BookDesigner program 33 глава мог он запамятовать эту встречу с ней и вспоминал всегда с одинаковою болью. Она опустилась пред ним на колена, здесь же на улице, как неистовая; он отступил в испуге, а она ловила его руку, чтоб целовать ее, и точно так же, как и давеча в его сне, слезы блестели With BookDesigner program 33 глава сейчас на ее длинноватых ресничках.

- Встань, встань! - гласил он испуганным шепотом, подымая ее: - встань быстрее!

- Ты счастлив? Счастлив? - спрашивала она. - Мне только одно слово скажи, счастлив ты сейчас? Сейчас, на данный момент? У ней? Что она произнесла?

Она не поднималась, она не слушала его; она спрашивала спеша With BookDesigner program 33 глава и торопилась гласить, будто бы за ней была погоня.

- Я пищу завтра, как ты отдал приказ. Я не буду… В последний ведь раз я тебя вижу, в последний! Сейчас уж совершенно ведь в последний раз!

- Успокойся, встань! - проговорил он в отчаянии.

Она скупо всматривалась в него, схватившись за его руки.

- Прощай With BookDesigner program 33 глава! - произнесла она в конце концов, встала и стремительно пошла от него, практически побежала. Князь лицезрел, что около нее вдруг очутился Рогожин, схватил ее под руку и повел.

- Подожди, князь, - кликнул Рогожин, - я через 5 минут ворочусь на время.

Через 5 минут он пришел вправду; князь ожидал его на том же месте.

- В With BookDesigner program 33 глава экипаж посадил, - произнес он; - там на углу с 10 часов коляска ожидала. Она так и знала, что ты у той весь вечер пробудешь. Давешнее, что ты мне написал, в точности передал. Писать она к той больше не станет; обещалась; и отсюда, по желанию твоему, завтра уедет. Возжелала тебя созидать With BookDesigner program 33 глава напоследях, хоть ты и отказался; здесь на этом месте тебя и поджидали, как назад пойдешь, вот там, на той скамье.

- Она сама тебя с собой взяла?

- А что ж? - осклабился Рогожин: - увидел то, что и знал. Письма-то прочел знать?

- А ты разве их взаправду читал? - спросил With BookDesigner program 33 глава князь, пораженный этою идеей.

- Еще бы; всякое письмо мне сама демонстрировала. Про бритву-то помнишь, хе-хе!

- Сумасшедшая! - воскликнул князь, ломая свои руки.

- Кто про то знает, может и нет, - тихо проговорил Рогожин, вроде бы про себя.

Князь не ответил.

- Ну, прощай, - произнес Рогожин, - ведь и я завтра поеду; лихом не With BookDesigner program 33 глава поминай! А что, брат, - прибавил он, стремительно обернувшись, - что ж ты ей в ответ ничего не произнес? Ты-то счастлив либо нет?"

- Нет, нет, нет! - воскрикнул князь с беспредельною скорбью.

- Еще бы произнес: "да"! - злостно рассмеялся Рогожин и пошел не оглядываясь.

* ЧАСТЬ 4-ая.*

I.

Прошло с неделю после свидания 2-ух With BookDesigner program 33 глава лиц нашего рассказа на зеленоватой лавке. В одно светлое утро, около половины одиннадцатого, Варвара Ардалионовна Птицына, вышедшая посетить кой-кого из собственных знакомых, возвратилась домой в большой и прискорбной задумчивости.

Есть люди, о которых тяжело сказать чего-нибудть такое, что представило бы их разом и полностью, в With BookDesigner program 33 глава их самом типическом и соответствующем виде; это те люди, которых заурядно именуют людьми "обычными", "большинством", и которые, вправду, составляют большущее большая часть всякого общества. Писатели в собственных романах и повестях большею частию стараются брать типы общества и представлять их образно и художественно, - типы, очень редкие в реальности полностью, и которые With BookDesigner program 33 глава все же практически действительнее самой реальности. Подколесин в собственном типическом виде, может быть, даже и преувеличение, но никак не небылица. Какое огромное количество умных людей, узнав от Гоголя про Подколесина, тотчас же стали отыскивать, что 10-ки и сотки их хороших знакомых и друзей страшно похожи на Подколесина. Они и With BookDesigner program 33 глава до Гоголя знали, что эти друзья их такие, как Подколесин, но только не знали еще, что они конкретно так именуются. В реальности женихи страшно изредка прыгают из окошек пред своими свадьбами, так как это, не говоря уже о прочем, даже и неловко; все же сколько женихов, даже людей достойных и With BookDesigner program 33 глава умных, пред венцом сами себя в глубине совести готовы были признать Подколесиными. Не все тоже супруги кричат на каждом шагу: "Tu l'as voulu George Dandin!" Но, боже, сколько миллионов и биллионов раз повторялся супругами целого света этот сердечный вопль после их медового месяца, и кто With BookDesigner program 33 глава знает, может быть, и на другой же денек после женитьбы.

Итак, не вдаваясь в более суровые разъяснения, мы скажем только, что в реальности типичность лиц вроде бы смешивается с водой, и все эти Жорж-Дандены и Подколесины есть вправду, снуют и бегают перед нами раз в день, но вроде бы With BookDesigner program 33 глава несколько в разжиженном состоянии. Оговорившись, в конце концов, в том, для полноты правды, что и весь Жорж-Данден полностью, как его сделал Мольер, тоже может повстречаться в реальности, хотя и изредка, мы тем закончим наше рассуждение, которое начинает становиться схожим на журнальную критику. Все же, все-же перед With BookDesigner program 33 глава нами остается вопрос: что делать романисту с людьми простыми, совсем "обычными", и как выставить их перед читателем, чтоб сделать их хоть сколько-либо увлекательными? Совсем миновать их в рассказе никак нельзя, так как простые люди поминутно и в большинстве нужное звено в связи прозаических событий; миновав их, стало быть, нарушим правдоподобие With BookDesigner program 33 глава. Заполнять романы одними типами либо даже просто, для энтузиазма, людьми необычными и необычными было бы неправдоподобно, да пожалуй, и не любопытно. По-нашему, писателю нужно стараться искать достойные внимания и менторские цвета даже и меж ординарностями. Когда же, к примеру, самая суть неких простых лиц конкретно заключается в их With BookDesigner program 33 глава обычной и постоянной ординарности либо, что еще лучше, когда, невзирая на все чрезвычайные усилия этих лиц выйти во что бы ни стало из колеи обыкновенности и рутины, они все-же кончают тем, что остаются постоянно и вечно одною только рутиной, тогда такие лица получают даже некую собственного рода и типичность With BookDesigner program 33 глава, - как ординарность, которая ни за что не желает остаться тем, что она есть, и во что бы то ни стало желает стать оригинальною и самостоятельною, не имея ни мельчайших средств к самостоятельности.

К этому-то уровню "обычных" либо "простых" людей принадлежат и некие лица нашего рассказа, доныне (сознаюсь в With BookDesigner program 33 глава том) не много разъясненные читателю. Таковы конкретно Варвара Ардалионовна Птицына, супруг ее, государь Птицын, Гаврила Ардалионович, ее брат.

По правде, нет ничего досаднее как быть, к примеру, богатым, приличной фамилии, солидной внешности, недурно образованным, не глуповатым, даже хорошим, и в то же время не иметь никакого таланта With BookDesigner program 33 глава, никакой особенности, никакого даже чудачества, ни одной собственной своей идеи, быть решительно "как и все". Достояние есть, но не Ротшильдово; фамилия добросовестная, но ничем никогда себя не ознаменовавшая; внешность благопристойная, но сильно мало выражающая; образование приличное, но не знаешь, на что его употребить; разум есть, но без собственных мыслях; сердечко With BookDesigner program 33 глава есть, но без благородства, и т. д., и т. д. во всем. Таких людей на свете чрезвычайное огромное количество и даже еще более, чем кажется; они делятся, как и все люди, на два главные разряда: одни ограниченные, другие "еще поумней". 1-ые счастливее. Ограниченному "обычному" человеку нет, к With BookDesigner program 33 глава примеру, ничего легче, как вообразить себя человеком необычным и необычным и усладиться тем без всяких колебаний. Стоило неким из наших дам подстричь для себя волосы, надеть голубые очки и наименоваться нигилистками, чтоб тотчас же убедиться, что, надев очки, они немедля стали иметь свои собственные "убеждения". Стоило иному только капельку ощутить в сердечко With BookDesigner program 33 глава собственном чего-нибудть из какого-либо обще-человеческого и хорошего чувства, чтоб немедля убедиться, что уж никто так не ощущает, как он, что он передовой в общем развитии. Стоило иному на-слово принять какую-нибудь идея либо прочесть страницу чего-нибудь без начала и конца, чтоб тотчас поверить, что With BookDesigner program 33 глава это "свои собственные мысли" и в его своем мозгу зародились. Наглость наивности, если можно так выразиться, в таких случаях доходит до необычного; все это неописуемо, но встречается поминутно. Эта наглость наивности, эта несомневаемость глуповатого человека внутри себя и в собственном таланте, потрясающе выставлена Гоголем в необычном With BookDesigner program 33 глава типе поручика Пирогова. Пирогов даже и не колеблется в том, что он гений, даже выше всякого гения; до того не колеблется, что даже и вопроса для себя об этом никогда не задает; вобщем, вопросов для него и не существует. Величавый писатель принужден был его, в конце концов, высечь для ублажения оскорбленного нравственного With BookDesigner program 33 глава чувства собственного читателя, но, лицезрев, что величавый человек только встряхнулся и для подкрепления сил после истязания съел слоеный пирожок, развел в удивлении руки и так оставил собственных читателей. Я всегда тужил, что величавый Пирогов взят Гоголем в таком небольшом чине, так как Пирогов до того самоудовлетворим, что ему нет With BookDesigner program 33 глава ничего легче как вообразить себя, по мере толстеющих и вращающихся на нем с возрастом и "по полосы" эполет, чрезвычайным, к примеру, военачальником; даже и не вообразить, а просто не колебаться в этом: произвели в генералы, как не военачальник? И сколько из таких делают позже ужасные фиаско With BookDesigner program 33 глава на поле брани? А сколько было Пироговых меж нашими литераторами, учеными, пропагандистами. Я говорю "было", но уж, естественно, есть и сейчас…

Действующее лицо нашего рассказа, Гаврила Ардалионович Иволгин, принадлежал к другому уровню; он принадлежал к уровню людей "еще поумнее", хотя весь, с ног до головы, был заражен желанием оригинальности. Но этот With BookDesigner program 33 глава разряд, как мы уже и увидели выше, еще несчастнее первого. В том-то и дело, что умный "обычный" человек, даже если бы и представлял себя мимоходом (а пожалуй, и во всю свою жизнь) человеком превосходным и оригинальнейшим, все же сохраняет в сердечко собственном червячка сомнения, который доводит до того With BookDesigner program 33 глава, что умный человек кончает время от времени совершенным отчаянием; если же и покоряется, то уже совсем отравившись вогнанным вовнутрь тщеславием. Вобщем, мы во всяком случае взяли крайность: в большом большинстве этого умного разряда людей дело происходит совсем не так катастрофически; портится разве под конец лет печень, более либо наименее, вот With BookDesigner program 33 глава и все. Но все-же, до того как смириться и покориться, эти люди очень длительно время от времени куралесят, начиная с молодости до покоряющегося возраста, и все из желания оригинальности. Встречаются даже странноватые случаи: из-за желания оригинальности другой добросовестный человек готов отважиться даже на низкое дело; бывает даже With BookDesigner program 33 глава и так, что, другой из этих злосчастных не только лишь честен, но даже и добр, провидение собственного семейства, содержит и питает своими трудами даже чужих, не только лишь собственных, и что все-таки? всю-то жизнь не может успокоиться! Для него нисколечко не успокоительна и не утешительна идея, что With BookDesigner program 33 глава он так отлично исполнил свои людские обязанности; даже, напротив, она-то и раздражает его: "Вот, мол, на что ухлопал я всю мою жизнь, вот что связало меня по рукам и по ногам, вот что помещало мне открыть порох! Не было бы этого, я, может быть, обязательно бы открыл With BookDesigner program 33 глава - или порох, или Америку, - наверное еще не знаю что, но только обязательно бы открыл!" Всего характернее в этих господах то, что они вправду всю жизнь свою никак не могут выяснить наверное, что конкретно им так нужно открыть, и что конкретно они всю жизнь наготове открыть: порох либо With BookDesigner program 33 глава Америку? Но мучения тоски по открываемому, право, достало бы в их на долю Колумба либо Галилея.


working-with-forms-in-delphi.html
workshops-report-on-computational-science-and-engineering-support-activities-at-daresbury-laboratory-19992000.html
world-federation-of-chinese-medicine-societies-specialty-committee-of-natural-therapy-and.html