With BookDesigner program 2 глава

ЛЮБОВЬ. У-у, волшебно, чеши посильнее.

Из далекой части сада заходит ВАРЕНЬКА. На руках у нее ноющий малыш. ТАТЬЯНА толкает пустую коляску, АЛЕКСАНДРА пританцовывает рядом. Они все направляются в дом.

АЛЕКСАНДРА. Для чего идти в дом? Ты можешь и тут покормить. Мы скажем, если кто пойдет.

ВАРЕНЬКА. ТЫ небольшой обжора, вот With BookDesigner program 2 глава ты кто.

АЛЕКСАНДРА. Варенька, а можно мне разок?

ТАТЬЯНА. Вот дурочка, разве можно?

АЛЕКСАНДРА. Сама дурочка, мне просто охото испытать.:…? ';

ВАРЕНЬКА уносит малыша в дом. АЛЕКСАНДРА уходит с ней. Татьяна достает из коляски корзину с крыжовником, потом замечает струйку дыма, поднимающуюся из гамака. Подкрадывается неприметно к гамаку With BookDesigner program 2 глава.

ВАРВАРА. Куда делся Миша? Поначалу велит, чтоб Маша сделала ему лимонад, а позже исчезает непонятно куда.

ЛЮБОВЬ. Он в саду, работает.

ВАРВАРА. Нужно бы свечку зажечь.

Татьяна с расстояния пробует попасть ягодой в гамак - безрезультативно.

ЛЮБОВЬ. Он привез журнальчик со собственной статьей.

АЛЕКСАНДР. Последняя капля. Журналистика.

ВАРВАРА. А здесь еще With BookDesigner program 2 глава что такое?

АЛЕКСАНДР. У нее вши.

ЛЮБОВЬ. Нет у меня вшей.

АЛЕКСАНДР.Я вижу их ножки и ручки.

Любовь поспешно отстраняется от него.

ЛЮБОВЬ. ТЫ бы их не увидел, будь они с божью коровку.

ВАРВАРА. Какой еще журнальчик?

АЛЕКСАНДР. Непознаваемый Абсолют либо Вселенский Идиотизм. Моя нянька мыла мне голову водой With BookDesigner program 2 глава, процеженной через золу - погибель для вшей.

ЛЮБОВЬ. Нет у меня никаких вшей! (Передает журнальчик Варваре.) "Телескоп"!

АЛЕКСАНДР. Это даже не он написал. Только перевел статью еще одного германского пустослова.

ЛЮБОВЬ. Зато ему заплатили 30 рублей! А сейчас граф Строганов заказал ему перевод целой книжки по истории. ' Книжка и карандаш With BookDesigner program 2 глава вылетают из гамака. Миша садится, во рту у него трубка.

ТАТЬЯНА. 1-ый крыжовник. Миша. Спасибо. Ах, Тата, ты опять сделала меня счастливым!

Они обымаются. Он со хохотом тянет ее в гамак. Они остаются в поле зрения. Она кормит его крыжовником.

Ты читала мою статью? Меня ввел в заблуждение With BookDesigner program 2 глава Шеллинг. Он пробовал сделать наше Я частью природы - но сейчас Фихте растолковал, что природа - это просто вне-Я! Не считая моего Я вообщем ничего не существует.

ВАРВАРА (откладывая журнальчик). Я бы и 30 копеек за это не отдала.

АЛЕКСАНДР. Впервой в жизни хоть в чем либо сошлись.

Хохот Татьяны принуждает With BookDesigner program 2 глава Варвару встать и подойти к окну.

ВАРВАРА. Все вы становитесь счастливыми и глуповатыми, стоит Мише возвратиться, до того времени, пока снова чего-нибудть не стрясется. Татьяна выслала с прислужником письмо для графа Соллогуба.

АЛЕКСАНДР. Не понимаю, для чего Мише вообщем пригодилось тогда бежать в Москву.

ВАРВАРА. И конверт таковой толстый. Листов 10, должно With BookDesigner program 2 глава быть, исписала.

ЛЮБОВЬ. Не тешьте себя надеждами, maman.

ВАРВАРА. Она для тебя чего-нибудть гласила?

Миша. Я слышал, этот Соллогуб - фат.

ТАТЬЯНА. Да - в отличие от тебя.

АЛЕКСАНДР. ОН, осознаете ли, по дому заскучал. Его друг Станкевич уехал кашлять на Кавказ. Неплохого ожидать не приходится. А сейчас позвал на With BookDesigner program 2 глава лето другого компаньона - критика.

ВАРВАРА. Какого еще критика?

АЛЕКСАНДР. Гласит, очень робкого и нервного, отпрыска земского доктора - бедного как церковная крыса.

ВАРВАРА. Ну и какой нам от него толк? (Любови.) Либо ты думаешь, Татьяна отослала графу его письма?

ЛЮБОВЬ. ВЫ ее спросите, мать. (Внезапно резко встает и глядит в With BookDesigner program 2 глава сад.) М и х А и л. Я больше никогда в жизни не стану в для тебя колебаться, Тата.

Татьяна выбирается из гамака.

ТАТЬЯНА. НО письмо твое было ужасное. Миша. ЭТО оттого, что мне было очень тяжело.

Татьяна опрокидывает гамак совместно с Мишей. ЛЮБОВЬ выходит в сад.

ТАТЬЯНА With BookDesigner program 2 глава. Любовь! Ты слышала? ЛЮБОВЬ. Лимонад готов.

Миша (неунывающе). Я открыл новейшую философию, Люба. Сейчас я знаю, где ошибался.

Все трое, дружественно беседуя, идут в дом.

Август 1836 г.

Сумерки, равномерно темнеет. АЛЕКСАНДР И ВАРВАРА остаются на сцене. Из дома доносятся грустные звуки форте пьяно. Комната заполняется домочадцами - АЛЕКСАНДРА, ТАТЬЯНА, ЛЮБОВЬ With BookDesigner program 2 глава, Миша. Слуги приносят лампы. Стол освобождается, и на нем возникают обеденные приборы. Кувшин с лимонадом передают по кругу. Едят суп.

В тени сада возникает ВИССАРИОН БЕЛИНСКИЙ. На нем - наилучшее из его изношенной и затрепанной одежки. В руке он держит саквояж. Он нерешительно подходит к светящемуся окну.

ВАРВАРА. Где Варенька With BookDesigner program 2 глава?

Звуки фортепьяно затихают.

ЛЮБОВЬ. Она идет. ВАРВАРА. Почему она без супруга?

ЛЮБОВЬ. Marxian!

ВАРВАРА. Либо почему супруг без нее: кто-либо мне может разъяснить? АЛЕКСАНДР. Варвара, это нас не касается. Миша. Не беспокойтесь, я этим занимаюсь.

Александр давится супом. Снаружи лают собаки. Белинский впадает в панику, отступает, спотыкается With BookDesigner program 2 глава о собственный саквояж и падает. Слуги выходят из дома. Миша выходит в сад. Тем временем ВАРЕНЬКА заходит в комнату и подсаживается к столу. Неприметно она опускает глаза на несколько секунд, молится, после этого врубается в общее действие.

Миша. Белинский!

ВАРВАРА. Это его друг?

Миша. А я задумывался, ты спасовал! - ты With BookDesigner program 2 глава что, пешком от почтовой станции? БЕЛИНСКИЙ. Прошу прощения. ВАРВАРА. Приехать вот так, посреди ночи… Миша. Давай вещи. (Передает саквояж слугам, которые уносят его в дом.) БЕЛИНСКИЙ. Я знал, что все так будет.

Сестры, кроме Вареньки, подглядывают в окно.

АЛЕКСАНДРА. Странноватый некий.

ЛЮБОВЬ. Но… Я же его знаю, он был на With BookDesigner program 2 глава со брании философского кружка.

Миша (заходит совместно с Белинским). Это Белинский. Разминулся с двуколкой и шел со станции пешком.

Белинскому 25 лет. Он невысок ростом, но сутулится, с впавшей грудью, выпирающими лопатками, бледноватый, с вытянутыми чертами лица и светлыми волосами. Отводит взор.

АЛЕКСАНДР. Бакунин, отец Миши. БЕЛИНСКИЙ. Белинский With BookDesigner program 2 глава. Миша. Садись тут! Рядом с Александрой.

Белинский, не смотря, садится ей на колени, подскакивает, опрокидывает бутылку и, спотыкаясь, направляется к внутренней двери в поисках укрытия. Миша торопливо следует за ним.

Александра пробует сдержать хохот - неудачно.

АЛЕКСАНДР. Достаточно уже. И не над чем здесь смеяться. (Варваре.) Поди скажи ему, что это ничего With BookDesigner program 2 глава…

Варвара следует за Мишей. Александра не может сдержать хохот. (Рассерженно.) В таком случае выйди из комнаты. Останешься без ужина.;-?

АЛЕКСАНДРА ВЫХОДИТ, все еще сотрясаемая хохотом.

Может быть, еще кто-либо не голоден?

Пауза. Ужин длится в тиши.

В А Р Е н ь к А. Да, я не With BookDesigner program 2 глава голодна. (Резко встает, крестится и выходит.) ЛЮБОВЬ. Она так злосчастна, папа. Можно, я пойду к ней? АЛЕКСАНДР. Ну, хватит с меня!

Он кладет ложку и звучно выходит. Любовь встает, чтоб идти.

ТАТЬЯНА (напряженно). Любовь… ты ощутила?

ЛЮБОВЬ. ЧТО?

ТАТЬЯНА. ЭТОТ человек… в этом человеке больше значения, чем в With BookDesigner program 2 глава любом из нас, больше, чем в Мише.

ЛЮБОВЬ нетерпеливо уходит.

Татьяна, оставшись одна, откидывается на спинку кресла, через несколько мгновений встает, выходит в сад и медлительно исчезает из виду.

Осень 1836 г.

Ясный осенний денек. Время после пополудни. Юная дама - крепостная - с визгом проносится по саду. За ней гонится ВАРВАРА. В руках With BookDesigner program 2 глава у нее платьице и буковая трость. Варвара бьет тростью молоденькую даму. Они исчезают из виду.

В саду возникают АЛЕКСАНДРА и за ней БЕЛИНСКИЙ С удочкой и добротных размеров (5 фунтов) карпом в руках.

БЕЛИНСКИЙ. 5 сотен душ!.. Человек с таким количеством душ полностью может рассчитывать на спасение хотя бы With BookDesigner program 2 глава одной.

АЛЕКСАНДРА. Наш лесник, Василий, гласит, что погода завтра переменится, потому мы все должны глядеть закат… Ему практически 100 лет, так что он знает.

БЕЛИНСКИЙ. Нам в "Телескоп" принесли одну рукопись, которая прогуливается по рукам уже пару лет… Надеждин гласит, что если нам получится ее протащить через цензуру, "Телескоп" или прославится, или With BookDesigner program 2 глава закроется с треском… Итак вот, там все об отсталости Рф по сопоставлению с Европой… с остальной Европой, простите… но создатель мог бы указать на то, что в области личной принадлежности на людей мы на десятилетия опередили Америку…

Белинский ставит удочку к стенке. Достает из-под рубахи небольшой букетик полевых With BookDesigner program 2 глава цветов. Александра не замечает.

АЛЕКСАНДРА. ТО ВЫ молчите неделями, как начнете гласить чего-нибудть, гласите бог знает что.

Она идет в дом. Белинский, смущенный, с виновным видом выбрасывает цветочки подальше. Следует за Александрой в дом. Провал во времени. Солнце садится. В саду возникают Миша, ВАРЕНЬКА, ТАТЬЯНА И ЛЮБОВЬ. Миша With BookDesigner program 2 глава перелистывает книжку, которую ранее выбросил из гамака.

ВАРЕНЬКА. Я так длительно его писала. Я не желаю быть несправедливой по отношению к Дьякову. В конце концов, он отец малыша.

Татьяна берет письмо у нее из рук и просматривает его.

Миша. Ая его дядя. Что ж из того? Кант все With BookDesigner program 2 глава равно считает, что схожие связи - это умозрительная концепция. (Он выдирает целую главу из книжки, передает странички Любови.) Вот для тебя от Карла Величавого до Гуситских войн.

ТАТЬЯНА (возвращает письмо Вареньке). Миша имеет в виду, что ты должна написать Дьякову, что, когда ты отдалась ему, твое тело было With BookDesigner program 2 глава только представлением твоего Эго, данным в чувствах.

ВАРЕНЬКА. ОН же конник.

Миша передает другую главу из книжки Татьяне.

Миша. ОТ Максимилиана Первого до Утрехтского мира.

ТАТЬЯНА (нетерпеливо). Ох, Миша!

Миша. ЕСЛИ каждый сделает понемногу, мы скоро все закончим. Строганов опять просит вспять свои четыреста рублей. (Вырывает оставшиеся странички из книжки и дает With BookDesigner program 2 глава половину Вареньке.) Наполеон… Пришло письмо от Станкевича - он такого же представления, что и я.

Юная дама, всхлипывая и прихрамывая, идет назад в дом.

ВАРЕНЬКА. Николай желает, чтоб я оставила собственного супруга?

Миша. Любовь, поедем со мной в Москву в последующий раз. Ты ему правда нравишься.

ЛЮБОВЬ With BookDesigner program 2 глава. ОН для тебя это гласил?

Белинский и Александра проходят через веранду в сад.

ТАТЬЯНА. Виссарион! Изловили чего-нибудть?

Миша. Естественно, изловил - и что, ты думаешь, он отыскал снутри сейчас?

ВАРЕНЬКА. Ничего. Волшебство о карпе не повторяется.

Варвара идет назад через сад с юбкой в руках.

ВАРВАРА. Глуповатая девка. Ты взгляни With BookDesigner program 2 глава - повесила юбку сушиться так, что коза сжевала все пуговицы.

Заходит АЛЕКСАНДР.

АЛЕКСАНДР. НО МОЖНО ли прожить на средства, которые платят в "Телескопе" литературному критику?

ТАТЬЯНА. МОЖНО, если ты - Виссарион и живешь в конурке над кузницей.? Вся группа встает либо садится так, чтоб оказаться лицом к закату.

Миша. Если б признательные читатели With BookDesigner program 2 глава его только лицезрели - как он, закутанный в шарфы, расхаживает по комнате, пишет, задыхаясь от кашля, под грохот молота снизу, посреди аромата мыла и влажного белья из прачечной напротив… (Дает Белинскому письмо.) Для тебя письмо.

Отношение Миши к Белинскому поменялось. Он чуть прячет свое высокомерие. Он ревнует.

ВАРВАРА. Над кузницей With BookDesigner program 2 глава? Отыскали место для прачечной!

АЛЕКСАНДРА. ОЙ, мать!

ВАРВАРА. НО ведь правда.

АЛЕКСАНДР. Очередной закат, еще чуток поближе к Богу…

ЛЮБОВЬ. ЭТО нехорошо жить в сырости и рядом со всеми этими испарениями. Это, должно быть, вредоносно для вашего здоровья.

АЛЕКСАНДРА. Виссарион, а с Пушкиным вы знакомы? БЕЛИНСКИЙ. Нет, он живет With BookDesigner program 2 глава в Петербурге. АЛЕКСАНДРА. А сколько ему лет? АЛЕКСАНДР. Очень молод тебе.

Миша издает смешок: "Ха-ха", - направленный в адресок Александры. (Белинскому.) Я считаю, что жених должен быть вдвое старше жены. Мне было 40 два, а моей…

АЛЕКСАНДРА, ТАТЬЯНА (подхватывая)…40 два, а моей супруге - восемнадцать…

АЛЕКСАНДР. Конкретно.

АЛЕКСАНДРА With BookDesigner program 2 глава (забиячливо). Ну, тогда я подожду.

БЕЛИНСКИЙ. НО… чем подольше вы будете ожидать…

АЛЕКСАНДР (Белинскому). Пустые слова. (Александре.) А что Вяземский? Под ним 2-ух лошадок подстрелили при Бородине, за это и поэзию простить можно.

ВАРВАРА. Лучше Козлов, Александра!

ЛЮБОВЬ. Смотрю ли вдаль - одни печали; Смотрю ль кругом - моих друзей, Как желтоватый лист осенних With BookDesigner program 2 глава дней, Метели бурные умчали.

ТАТЬЯНА. Как темно. Нет, лучше Баратынский! "Цыганка".

Ал ЕКСАНДР. О Господи. Я уповаю на нашего критика.

TAT ЬЯ Н А. Да, тут без литературного критика не обойтись.

Все глядят на Белинского.

БЕЛИНСКИЙ. У нас нет литературы.

Пауза.

АЛЕКСАНДР. Ну, в таком случае я готов With BookDesigner program 2 глава дать благословение государю Пушкину, если он, естественно, переживет свою супругу.

Миша (Александре). Пушкин для тебя стихов не писал, в отличие от Виссариона… (Белинскому.) Это ничего, это не секрет, мы все читали.

ТАТЬЯНА. ВЫ, наверняка, думаете, что мы ужасные люди. Вы, должно быть, жалеете, что приехали…

БЕЛИНСКИЙ. Нет, напротив. Тут все With BookDesigner program 2 глава как во сне… (Судивлением.) А вы ведь здесь живете! Потерянные вещи из другой жизни ворачиваются вам в чреве карпа.

АЛЕКСАНДРА. Он гласит бог знает что.

БЕЛИНСКИЙ. НО ведь это правда.

ТАТЬЯНА. НО как ваш нож очутился снутри карпа?

ВАРЕНЬКА. КТО-ТО, должно быть, бросил его в пруд, а With BookDesigner program 2 глава карп увидел и проглотил.

АЛЕКСАНДР. "The moon is up and yet it is not night; Sunset didvides the sky with her…"1 (Белинскому.) Вы читаете по-английски?

Миша. Нет, не читает.

ТАТЬЯНА. Виссарион собирается прочитать нам свою новейшую статью - это будет самое замечательное событие за всю историю Премухина.

ЛЮБОВЬ. Ио чем With BookDesigner program 2 глава все-таки ваша статья?

БЕЛИНСКИЙ. Так, ни о чем. Рецензия на книжку.

ТАТЬЯНА. Статья о том, как мы завязли меж восемнадцатым и девятнадцатым столетиями.

Миша. Ну, Татьяне это, естественно, уже понятно. Что ж, просвети нас, Белинский.

БЕЛинский.Яее после ужина прочту.

Миша. После ужина я могу быть занят.

ВАРЕНЬКА With BookDesigner program 2 глава. Кто завяз? 1 Александр Бакунин цитирует Джорджа Байрона, начало 27-й строфы из 4-й песни Паломничества Чайльд Гарольда": Взошла луна, но то не ночь - закат Вытесняет ее, полнебом владея. (Пер. В.Левика.) ТАТЬЯНА. Наша родина! Завязла меж сухой французской философией разума и новым германским идеализмом, который все разъясняет. Поведайте, Виссарион.

Миша With BookDesigner program 2 глава (перебивая). Идеализм занимают вопросы, которые лежат вне сферы разума, - это достаточно легко. Эти грамотеи во Франции считали, что трудности общества, морали, искусства можно решить при помощи системы доказательств и тестов, будто бы Господь Бог, наш создатель, был химиком, либо астрологом, либо часовщиком…

АЛЕКСАНДР (теряет терпение). Бог и все With BookDesigner program 2 глава есть это. В том-то и дело.

Миша подчиняется авторитету главы семьи. Белинский не замечает предупреждения.

БЕЛИНСКИЙ. Нет, все дело в том, что на вопрос, как сделать часы, ответ один для всех.

Каждый по-своему реагирует на то, что Белинский противоречит Александру. Белинский как и раньше ничего With BookDesigner program 2 глава не замечает.

Стать часовщиком либо астрологом может хоть какой. Но если мы все захотим стать Пушкиным… если вопрос в том, как сделать стихотворение Пушкина? - либо что делает одно стихотворение, либо картину, либо музыкальное сочинение величавым, а другое нет? либо что такое краса? либо свобода? либо добродетель? - если вопрос, как нам With BookDesigner program 2 глава жить? - тогда разум не дает ответа либо дает различные ответы. Так что тут что-то не так. Божья искра в человеке - это не разум, а что-то другое, это какая-то интуиция, либо видение, либо, может быть, минутка вдохновения, переживаемая художником…

Миша. Dahin! Dahin! Lass uns ziehn! (Он With BookDesigner program 2 глава переводит специально для Белинского, специально стараясь его унизить.) "Туда, туда лежит наш путь", Белинский.

АЛЕКСАНДР (учтиво). А, так вы сами по-немецки не читаете?

БЕЛИНСКИЙ. Нет.

АЛЕКСАНДР. А-а. Но, я полагаю, вы понимаете французский.

БЕЛИНСКИЙ. Ну… в общем…

Александра усмехается, прикрывая рот рукою.

ТАТ ь Я Н А (защищая With BookDesigner program 2 глава его). Виссариону не позволили окончить институт.

ВАРВАРА. Почему не позволили? ЛЮБОВЬ. Мать… ВАРВАРА. Я только спросила. ТАТЬЯНА. ОН написал пьесу против крепостного права.

Пауза. Варвара подымается и, исполненная чувства собственного плюсы, уходит в дом.

Миша (тихо, Татьяне). Дурочка.

АЛЕКСАНДР (учтиво, сдерживая себя). У меня в имении 500 душ, и мне нечего стыдиться With BookDesigner program 2 глава. Помещик - покровитель и заступник всех, кто живет на его земле. На наших обоюдных обязанностях держится Наша родина. Реальная свобода - тут, в Премухине. Я знаю, есть и другая. Я сам был во Франции во время их революции.

БЕЛИНСКИЙ (сконфуженно). Да… да… позвольте мне… Статья моя не о свободах… разумеется With BookDesigner program 2 глава. Где это видано, чтоб в Рф такое печатали? Я пишу о литературе.

Миша. Ты сам произнес, что у нас нет литературы.

БЕЛИНСКИЙ. Об этом я и пишу. Литературы у нас нет. У нас есть несколько шедевров - ну и как им не быть - нас настолько не мало: временами With BookDesigner program 2 глава величавый живописец объявится и в куда наименьшей стране. Но как у народа, литературы у нас нет, а то, что есть, - не наша награда. Наша литература - это бал-маскарад, куда каждый должен явиться в костюмчике: Байрона, Вольтера, Гете, Шиллера, Шекспира и всех других… я не живописец. Моя пьеса была не хороша. Я не With BookDesigner program 2 глава поэт. Стихи не пишутся усилием воли. Все мы изо всех сил стараемся выделить свое присутствие, а реальный поэт неуловим. Можно попробовать подсматривать за поэтом в момент творения - вот он посиживает за столом, рука с пером недвижна. Но чуть перо двинулось - и момент упущен. Где он был в это With BookDesigner program 2 глава мгновение? Смысл искусства - в ответе на этот вопрос. Открыть, осознать, выяснить, почему это происходит - либо не происходит, - вот цель всей моей жизни, и цель эта не так глупа в нашей стране, где нельзя гласить о свободе, так как ее нет, а о науке и политике тоже нельзя по той же With BookDesigner program 2 глава причине. У критика тут работы вдвойне. Если можно выяснить хоть какую-то правду об искусстве, то что-то можно осознать и о свободе, и о политике, и о науке, и об истории, так как все в этом мире движется к единой цели, и моя собственная цель With BookDesigner program 2 глава - только часть этого общего плана. Вы сможете смеяться нужно мной, так как я не знаю ни германского, ни французского. Но я бы сообразил сущность идеализма, даже если б наездник на полном скаку проорал мне в окно хоть одно предложение Шеллинга. Когда философы начинают рассуждать как архитекторы - спасайся, кто может - наступает With BookDesigner program 2 глава хаос. Стоит им начать устанавливать правила красы - кровопролитие безизбежно. Когда совершенное общество решают строить по законам разума и умеренности - отыскиваете укрытия у людоедов. Так как ответ не ожидает нас, как Америка Колумба. Глобальная мысль гласит языком человека. Когда внутренняя жизнь народа, из поколения в поколение находит свое выражение в безотчетном творческом With BookDesigner program 2 глава духе собственных живописцев, тогда появляется государственная литература. Поэтому у нас ее и нет. Да вы поглядите на нас! Огромный малыш с крохотной головой, набитой преклонением перед всем зарубежным… и большущее немощное тело, барахтающееся в собственных испражнениях, континент рабства и суеверий - вот что такое Наша родина - удерживаемая полицейскими With BookDesigner program 2 глава осведомителями и четырнадцатью рангами ливрейных лизоблюдов - откуда тут взяться литературе? Народные сказки и зарубежные воздействия - вот наш удел - падать в обморок от подражаний Расину и Вальтеру Скотту - наша литература менее чем пристижное развлечение для великодушного сословия - вроде танцев либо карт. Как это вышло? Почему с нами приключилась эта With BookDesigner program 2 глава неудача? Поэтому, что нам не доверяли взрослеть, с нами обращаются как с малыми детками - и мы стоим того, чтоб с нами обращались как с детками - пороли за грубость, запирали в шкаф за неповиновение, оставляли без ужина - и не смей даже грезить о гильотине…

Речь Белинского уже издавна становилась все более взволнованной, жаркой With BookDesigner program 2 глава и звучной. Александр единственный из всей как будто оцепеневшей семьи, кто делает попытку сделать возражение.

Да - я сбился с мысли - черт возьми… извините меня… со мной это всегда случается!.. Я забываю, что я желаю сказать. Простите, простите… (Начинает уходить, но ворачивается.) Каждое произведение искусства - это дыхание одной With BookDesigner program 2 глава нескончаемой идеи. Вот. Остальное непринципиально. Каждое произведение искусства - дыхание одной нескончаемой идеи, которую Бог вдохнул в сознание художника. Вот где он был в это мгновение. (Он снова поворачивается, чтоб уйти, и снова ворачивается.) У нас будет своя литература. Какая литература и какая жизнь - это один и тот же вопрос. Наша With BookDesigner program 2 глава сегоднящая жизнь оскорбительна. Но мы произвели на свет Пушкина и сейчас вот Гоголя. Извините меня, мне не по для себя.

Сейчас он уходит в дом. Через мгновение Татьяна вскакивает и следует за ним.

ВАРЕНЬКА (пауза). А кто таковой Гоголь?

АЛЕКСАНДР. МЫ пропустили заход солнца. (Мише.) Если государь Белинский - литературный критик With BookDesigner program 2 глава, то им был и Робеспьер.

Рассерженный АЛЕКСАНДР уходит в дом. Слышно, как рыдает годовалый ребенок. Варенька встает.

АЛЕКСАНДРА (С нетерпением). А мне можно с тобой? ВАРЕНЬКА. Я иду переписывать письмо.

ВАРЕНЬКА И АЛЕКСАНДРА уходят в дом.

ЛЮБОВЬ. ТЫ возьмешь меня в Москву, когда Николай возвратится с Кавказа?

Миша (у With BookDesigner program 2 глава него вырывается вопль). Ох, Люба! Куда же мне податься?

Он начинает рыдать и уходит. ЛЮБОВЬ идет за ним в далекую часть сада.

ЛЮБОВЬ. ЧТО это? Что вышло? Миша. Все это впустую - этот жулик увел у меня Татьяну, и внутренняя жизнь ни черта не помогает.

БЕЛИНСКИЙ выходит на With BookDesigner program 2 глава веранду с письмом в руке.

БЕЛИНСКИЙ. Я как в воду глядел! "Телескоп" запрещен! Закрыт! Надеждин арестован.

Миша (иронически). Иллюзия! - все только иллюзия.

БЕЛИНСКИЙ (С недоумением). Нет… милиция устроила обыск у меня в комнате. Я должен ехать в Москву.

М и х А и л. Да - мы должны уехать With BookDesigner program 2 глава отсюда - уехать! - в Москву!

Он уходит. Белинский ворачивается вовнутрь дома. ЛЮБОВЬ. В Москву!..

Она выходит прямо за Мишей. Выстрел спугивает ворон с нагих деревьев зимнего сада… накладывается на последующую сцену. Не ожиданно из дома раздается горестный вопль.

Январь 1837 г.

Снутри дома. АЛЕКСАНДРА В состоянии романтичного отчаяния, сжимает в руках письмо With BookDesigner program 2 глава на нескольких страничках. ТАТЬЯНА и прямо за ней ВАРЕНЬКА торопливо входят в комнату.

АЛЕКСАНДРА. Тата… Любовь получила письмо от Николая. ТА т ь я н А. Я посмотрю?

Александра взмахивает письмом, изображая экстаз. Татьяна берет письмо и начинает читать, передавая страничку за страничкой Вареньке.

ВАРЕНЬКА. Мишель тоже написал.

АЛЕКСАНДРА (театрально With BookDesigner program 2 глава). Пушкина отвезли домой, и весь последующий денек он провел меж жизнью и гибелью.

*

Три сестры собираются вокруг кушетки, на которой лежит Любовь, обложенная подушками. Варенька достает из кармашка письмо и передает его Любови.

ВАРЕНЬКА. ОТ Миши. (Лаского.) Как ты себя ощущаешь? АЛЕКСАНДРА. МОЖНО поглядеть?

Любовь начинает читать письмо Миши, передавая With BookDesigner program 2 глава страничку за страничкой Александре, в то время как конец первого письма - от Станкевича - перебегает от Татьяны к Вареньке. Александра передает странички письма Миши Татьяне, которая возвращает их Вареньке. Варенька возвращает письмо Станкевича Любе. Странички писем перебегают из рук в руки.

TAT ь ЯНА. Его уничтожила супруга With BookDesigner program 2 глава - это так же точно, как если б она сама в него стреляла.

АЛЕКСАНДРА. Просто как в романе - может, они даже были друзьями, как Онегин с Ленским.

ТАТЬЯНА. Дурочка - Онегина-то как раз и не убивают.

АЛЕКСАНДРА. Сама дурочка! - его полностью могли уничтожить.

ТАТЬЯ НА. Но не уничтожили, а Пушкина уничтожили.

ВАРЕНЬКА (читает With BookDesigner program 2 глава). Как это похоже на Николая.

ЛЮБОВЬ. ЧТО похоже на Николая?

ВАРЕНЬКА. Пушкина уничтожили на дуэли, и все это сводится к катастрофы дамы, неблагоразумно вышедшей замуж. Меж строк Николай всегда отталкивает тебя. Так же как и в тот раз, когда он пошел на "Гамлета" и во всем оказалась повинна Офелия With BookDesigner program 2 глава…

Встревоженные Татьяна и Александра немедля прекращают собственный спор.

АЛЕКСАНДРА, ТАТЬЯНА. Миша пишет - да, Миша пишет…

ВАРЕНЬКА (взрывается). Мне нет дела до того, что пишет Миша! (Начинает рыдать.) Миша именует моего супруга животным. Это он мне гласит. Это некорректно. Исходя из убеждений обычных людей Дьяков не сделал ничего With BookDesigner program 2 глава отвратительного. Во всем повинна я одна. Я решила просить у него прощения.

Варенька желает уходить, но Любовь задерживает ее, тоже в слезах.

ЛЮБОВЬ. ОХ, Варенька, Варенька… и ты пожертвовала собой ради меня… (Не слушая протестов Вареньки.) Да - твой брак в обмен на мой, вот почему отец тогда отступил.

ТАТЬЯНА With BookDesigner program 2 глава (через слезы, настаивая). Миша гласит, что любовь Николая к Любе преобразила его внутреннюю жизнь.

АЛЕКСАНДРА (вторя ей). Он гласит, Люба - его эталон.

ВАРЕНЬКА (орет). Убирайтесь! Идите спать!

Татьяна и Александра от изумления подчиняются.

АЛЕКСАНДРА (уходя). А мы-то в чем провинились? '.?…

Уходят.

ЛЮБОВЬ. ТЫ не веришь, что он любит меня With BookDesigner program 2 глава?

ВАРЕНЬКА. Меня там не было. Чем вы занимались в Москве?

ЛЮБОВЬ. МЫ игрались фортепьянные дуэты.

ВАРЕНЬКА. Ну, это хоть что-то.

ЛЮБОВЬ. ОН не просил бы ему писать, если б…

ВАРЕНЬКА. Тогда почему он не сделает для тебя предложения, заместо того чтоб читать для тебя лекции, как германец?

ЛЮБОВЬ With BookDesigner program 2 глава. ОН едет домой, чтоб просить у отца благословения…

ВАРЕНЬКА. А позже он едет за границу!

ЛЮБОВЬ. Ему нужно уехать, он болен, он должен уехать на воды.

ВАРЕНЬКА. Почему он не может жениться и взять тебя с собой? Для тебя воды необходимы не меньше, чем ему.

ЛЮБОВЬ. Что ты имеешь в With BookDesigner program 2 глава виду?

ВАРЕНЬКА. Ты знаешь, о чем я.

Любовь в отчаянии отстраняется от нее, не соглашается.

ЛЮБОВЬ. Не знаю, не знаю! Не смей так гласить! (Начинает кашлять, задыхается.) ВАРЕНЬКА (обнимая ее). Люба… Люба… Прости… тсс… ну, ну, моя не плохая, прости меня за все, что я наговорила With BookDesigner program 2 глава. Ты поправишься, и Николай возвратится, и вы поженитесь… Я знаю, вы поженитесь…

Весна 1838 г.

В саду устроен костер, которого нам не видно. Крепостной носит дрова. Другой выносит из дома провизию, посуду, раскладные стулья, подушки и т.п.

ВАРВАРА возникает со стороны пикника, складывая кружевное покрывало. ТАТЬЯНА, торопясь, выходит из With BookDesigner program 2 глава дома. Она в торжественном настроении, в руках у нее таз с длинноватой ручкой.

ВАРВАРА. Люба готова?

ТАТЬЯНА. Она идет. Ее карета подана!

ВАРВАРА. Это еще зачем? Ты сожжешь ручку. ТАТЬЯНА. Не сожгу. Это то, что необходимо. Где Миша? ВАРВАРА. Разъясняет что-то папе. ТАТЬЯНА. Только не это!

ТАТЬЯНА уходит к костру With BookDesigner program 2 глава. Крепостная девка - та, что позволила козе сжевать пуговицы, - выходит из дома со свернутым ковром. Проходя мимо, Варвара меж делом дает ей затрещину.

ВАРВАРА. Узорчатую скатерть - скатерть!- а не покрывало с моей кровати!

ВАРВАРА уходит в дом. ДЕВКА выходит прямо за Татьяной.

АЛЕКСАНДР И Миша выходят из далекой части сада, но With BookDesigner program 2 глава не от костра, с букетами лилий И белоснежных цветов, которые они собрали. У Александра в руках журнальчик "Столичный наблюдающий" с зеленоватой обложкой.

Миша. Сельское хозяйство? Да я быстрее удавлюсь, чем буду учить сельское хозяйство. А вот после 3-х лет в Берлине меня в состоянии сделать доктором. Я With BookDesigner program 2 глава к этому готов. С Фихте меня внесло - признаю, Фихте желал избавиться от беспристрастной действительности, но Гегель показал, что действительность нельзя игнорировать, понимаешь, отец.

Александр дает Мише журнальчик.

АЛЕКСАНДР. ТЫ просто сменил волынку. Все это, может быть, и подходит Робеспьеру - быть редактором каждомесячного Столичного пустомели, я его поздравляю, 1-ый With BookDesigner program 2 глава российский интеллектуал из среднего класса, но у дворянина есть собственный долг - заниматься поместьем.

ВАРЕНЬКА ВЫХОДИТ ИЗ дома с 2-мя бутылками красноватого вина и малеханькой плетенкой с лимонами и пряностями.

Миша. Белинский оказался совершенным эгоистом. Мой долг - это самовыражение. От меня зависит будущее философии в Рф.

ВАРЕНЬКА. Музыканты готовы.

АЛЕКСАНДР With BookDesigner program 2 глава. Мы несем цветочки.

Миша идет прямо за Александром в дом.

Миша. Две тыщи в год в счет моего грядущего наследия, даже полторы тыщи, отец… я в безнадежном положении…

Варенька направляется к костру. Ей навстречу идет ТАТЬЯНА, которая берет у нее бутылки с вином и плетенку.

ТАТЬЯНА. Fete champetre!1 Как она смотрится With BookDesigner program 2 глава?

ВАРЕНЬКА. Восхитительно! Как жена. Александра ее причесывает.

ТАТЬЯНА. Все будет отлично. Только уведите Миши от отца, пока он…

ВАРЕНЬКА. Да! Да!.. 1 Пикник! (фр.) Татьяна торопится к костру. Варенька торопится в дом - очень поздно. Из дома доносятся звучные клики Александра: "Нет! Достаточно!" Он заходит в комнату. Миша плетется за ним With BookDesigner program 2 глава, уже без цветов. Варенька останавливается перед дверцей и слушает их.

АЛЕКСАНДР (сурово). Свою жизнь ты тратил попусту, вытягивая средства из друзей и сторонних, да так, что твое имя сейчас стало эмблемой обманутого доверия и просроченных счетов. Собственных сестер ты отвратил от света отеческой любви и забил им With BookDesigner program 2 глава голову либеральной софистикой, которая рядится в идеализм. Собственной привычкой соваться со своим носом в чужие дела ты разбил им жизнь, как ребенок разбивает яичко, только бы досадить собственной няньке. Любовь уже издавна была бы замужем за великодушным человеком, который обожал ее. Заместо этого она обручена по переписке с инвалидом, который, разумеется, не With BookDesigner program 2 глава может попить нашей воды даже ради способности созидать свою будущую супругу. Татьяну ты защищал от ее единственного жениха графа Соллогуба так, как будто он турок, который намеревается украсть ее.


wjicllllujr-pp-jtuiri-qvlj-ltilbw-18-glava.html
wjicllllujr-pp-jtuiri-qvlj-ltilbw-6-glava.html
wo-ist-denn-aber-euer-sohn-fragte-jakob-mit-zitternder-stimme-seinen-vater.html